Criticism


Камерная музыка в Вербье

Лукас Генюшас (фортепиано), Джошуа Белл (скрипка), Филипп Квинт (скрипка), Табеа Циммерман (альт), Александр Бузлов (виолончель)
Вольфганг Амадей Моцарт – Дуэт для скрипки и альта №1 K.423
Дмитрий Шостакович – Пять пьес для двух скрипок и фортепиано (аранжировка Л. Атовмяна)
Сергей Танеев – Фортепианный квинтет op.30
Церковь Вербье
4 августа 2016

 

Канал Medici.tv, отмечающий в этом году 10-летие партнерства с Фестивалем в Вербье – одним из главных музыкальных событий лета – к большому сожалению, до сих пор пропускает немалую часть концертов, проходящих в этой замечательной швейцарской деревне. Почему-то сильнее всего от такой политики страдает камерная музыка, в то время как большую часть симфонических концертов можно смотреть онлайн. Жаль, ведь главной изюминкой фестиваля всегда были не выступления студенческого оркестра, но именно встречи крупнейших солистов мира, специально приезжающих в Вербье, чтобы поиграть вместе шедевры камерного репертуара.

Штефан Генц и Мишель Дальберто
Штефан Генц и Мишель Дальберто

При этом запланировано на нынешнем фестивале было столько всего, что ежедневно в деревенской церкви, где традиционно организуются камерные вечера, проходило по два, а то и по три концерта. Сразу на два таких концерта мне посчастливилось попасть 4 августа (оба, несмотря на очень привлекательную программу и состав исполнителей, по Medici.tv не транслировались). О вечернем выступлении Штефана Генца и Мишеля Дальберто, исполнивших "Зимний путь" Шуберта, подробно рассказывать не буду: и так уже много всего было написано в связи с недавним приездом немецкого баритона в Москву (где он, правда, пел уже под аккомпанемент Михаила Плетнева). Скажу только, что тонкое, артистичное пение Генца произвело на меня не меньшее впечатление, чем на московскую публику, а Мишель Дальберто – харизматичный французский пианист, обладающий весьма привлекательным аристократичным стилем игры – оказался более чем достойной заменой Плетневу, который летом испытывал проблемы со здоровьем и поэтому не смог приехать в Вербье. Большой успех этого концерта, нисколько не пострадавшего от того, что пианист, судя по всему, узнал о замене в последний момент, объясняется просто: именно с Мишелем Дальберто баритон исполнял шубертовский цикл песен на протяжении нескольких последних лет и именно с ним он записал "Зимний путь" на CD.

Афиша же утреннего концерта в церкви Вербье прямо-таки пестрила яркими именами. Началось все с выхода на сцену американского скрипача Джошуа Белла и немецкой альтистки Табеа Циммерман, исполнивших соль-мажорный дуэт Моцарта. Табеа Циммерман – совершенно удивительная женщина, разрушающая все стереотипы об альтистах: обладающая невероятно обворожительным, гибким, полным, временами даже как будто бы виолончельным звуком, она, кажется, способна производить впечатление ведущего музыканта в любом камерном ансамбле, за который берется. Так было в парижском исполнении квартетов Брамса, о котором я писал ранее, так было и в Вербье, где – забегая вперед – даже в квинтете Танеева Циммерман временами звучала ярче всех остальных, иногда и в ансамблевых tutti. Оставшись один на один с Джошуа Беллом в дуэте Моцарта, она, естественно, легко расправилась и с ним: впечатление от игры Белла было такое, будто бы скрипач был на протяжении дуэта "где-то рядом", но не то чтобы на равных с немецкой альтисткой, хотя музыканты все же подарили публике немало замечательных моментов, где вступали в полноценный диалог и таким образом подчеркивали все изящество этой замечательной вещи Моцарта.

Завершала первое отделение сюита из пяти пьес, составленная из музыки Шостаковича и аранжированная для двух скрипок и фортепиано Левоном Атовмяном (здесь кроме Джошуа Белла на сцене были Филипп Квинт и Лукас Генюшас). Отрывки из "Человеческой комедии", "Светлого ручья" и "Овода", из которых сделан этот мини-цикл, можно отнести скорее к легкой музыке, поэтому они как-то совсем выбивались из остальной программы концерта, но исполнены были с большой теплотой и с юмором, и поэтому заслуженно сорвали овации публики.

Табеа Циммерман, Джошуа Белл, Александр Бузлов, Филипп Квинт и Лукас Генюшас после концерта. Фото: Филипп Квинт
Табеа Циммерман, Джошуа Белл, Александр Бузлов, Филипп Квинт и Лукас Генюшас после концерта. Фото: Филипп Квинт

Фортепианный квинтет Сергея Танеева, прозвучавший во втором отделении – своеобразная "Золушка" камерного репертуара. Еще 15-20 лет назад это сочинение было хорошо известно только узкому кругу любителей и страдало от поверхностных и несправедливых ярлыков, навешивавшихся на него музыкальной критикой: общим местом было отзываться об нем как о неоправданно затянутом и идущем чуть ли не целый час, хотя на самом деле оно сопоставимо по длительности с другим популярнейшим фортепианным квинтетом, принадлежащем перу Иоганнеса Брамса, и исполнить его вполне реально за 40-45 минут. В последние же несколько лет ситуация резко изменилась, и квинтет Танеева стал одним из самых частых гостей не только в российских, но и в европейских залах, в том числе и на фестивалях в Вербье и в Лугано. Нужно сказать, что подобный интерес к этой музыке за рубежом – во многом заслуга таких последовательных и самоотверженных пропагандистов творчества Танеева, как Лилия Зильберштейн и Михаил Плетнев. Оба пианиста, кстати, с большим успехом исполняли квинтет Танеева на вышеупомянутых фестивалях еще в середине нулевых. Вскоре после этого стало появляться все больше новых записей этого сочинения (среди них особенно хочется отметить диск с участием Тиграна Алиханова), несколько раз в Москве и в Вербье квинтет пытался сыграть Денис Мацуев, и вот теперь за него взялся Лукас Генюшас – один их самых видных лауреатов международных конкурсов наших дней.

Одних лишь пианистов, исполнявших Фортепианный квинтет Танеева, я перечисляю не случайно: именно фортепианная партия в этом произведении является ведущей и именно от ее исполнения во многом и зависит общее впечатление, которое остается у слушателя от этой вещи. Неудивительно, ведь сам Танеев был одним из самых ярких пианистов своего времени, который при этом каким-то образом умудрился написать совсем мало фортепианной музыки – зато явно отыгрался на камерных сочинениях, требующих от пианиста большой виртуозности и музыкальности. К сожалению, именно с ведущей ролью своей фортепианной партии Лукас Генюшас и не справился: более-менее яркое впечатление от его игры осталось, пожалуй, только в третьей части квинтета – возвышенной пассакалье – да и то скорее благодаря тому, что именно в ней Танеев выписывает сразу несколько замечательных сольных кусков, где фортепиано остается в полном одиночестве. В остальных же частях постоянно ощущалось отсутствие некоего стержня – а фортепиано как раз и могло бы быть этим стержнем, если бы пианист не прятался за спины партнеров и не уходил постоянно на второй план.

Несмотря на это, исполнение квинтета – благодаря яркой игре струнников, к которым во втором отделении присоединился виолончелист Александр Бузлов – было очень и очень запоминающимся, что заставило в очередной раз пожалеть о том, что концерт не записывался (а в таком составе это сочинение вряд ли скоро прозвучит еще раз). За последние несколько лет мне довелось не только послушать с десяток записей танеевского квинтета, но и поиграть его самому, поэтому удивить меня в нем сложно; и все же Джошуа Белл с коллегами придумали столько интересных и нестандартных штрихов, интонаций и красок, настолько выкладывались в кульминациях и вообще так неожиданно хорошо ощущали мятежный дух музыки Танеева, что я много бы отдал за то, чтобы послушать их игру еще раз. Остается только надеяться, что в будущем это все же произойдет, а устроители такого концерта проявят больший энтузиазм, чем руководство фестиваля в Вербье, и организуют его запись.

Михаил Дубов