Criticism


Все фортепианные квартеты Брамса

Лейф Ове Андснес (фортепиано), Кристиан Тецлафф (скрипка), Табеа Циммерман (альт), Клеменс Хаген (виолончель)
Иоганнес Брамс – Фортепианные квартеты №1, 2, 3
Париж, Театр Елисейских Полей
30 мая 2016

 

Кристиан Тецлафф, Лейф Ове Андснес, Табеа Циммерман и Клеменс Хаген
Кристиан Тецлафф, Лейф Ове Андснес, Табеа Циммерман и Клеменс Хаген

Программа из всех Фортепианных квартетов Иоганнеса Брамса, представленная в Париже четверкой замечательных музыкантов – пианистом Лейфом Ове Андснесом, скрипачом Кристианом Тецлаффом, альтисткой Табеа Циммерман и виолончелистом Клеменсом Хагеном – сродни музыкальному марафону: она одинаково тяжела и для исполнителей, и для слушателей. Шутка ли – почти два часа одной только чистой музыки, написанной при этом в одном стиле одним человеком! Подобные концерты случаются не так часто – в прошый раз на моей памяти нечто подобное устраивал Александр Рудин, исполнявший пару лет назад в Малом Зале Московской Консерватории все шесть виолончельных сюит Баха (в прошлом сезоне его подвиг повторил виолончелист Йо-Йо Ма, но уже на фестивале BBC Proms – судя по записи, там отметка длительности приближалась уже к трем часам).

Больше всего этим вечером поразило то, насколько безупречно все четверо исполнителей прошли по дистанции. Настоящая редкость – сидеть на концерте и не верить тому, что слушаешь живое исполнение, а не склеенную из дублей запись: настолько все идеально сделано у каждого музыканта в отдельности и настолько слаженно все четверо играют вместе. Концерт в Театре Елисейских Полей – пока что один из немногих случаев, когда я испытал это ощущение. Ни одной фальшивой ноты за все два часа в сложнейшей партии фортепиано у Андснеса, замечательный звук, интонирование и строй у струнников – и все это при большой увлекательности самого исполнения, в котором музыканты вели слушателя через все два часа музыкальной мысли Брамса за собой, благодаря чему время пролетело незаметно. Лишь иногда из этой идиллии немного выбивался Кристиан Тецлафф, чья скрипка время от времени звучала, пожалуй, чересчур резко рядом с благородством тембров альта Циммерман, виолончели Хагена и мягкостью туше Андснеса.

Единственный за все два часа конфуз (и довольно забавный) произошел как раз с Тецлаффом: в середине последней части самого последнего квартета на сцене внезапно раздался громкий треск, после чего скрипач вскочил с места и убежал за кулисы – видимо, что-то случилось с его смычком. И вновь, как на записи, будто бы кто-то поставил трек на паузу, прошло несколько секунд, скрипач вернулся, нажал на replay, и музыканты повторили финал Третьего квартета целиком, доведя этот двухчасовой марафон до своего логического завершения.

Михаил Дубов