Скрипичная музыка Метнера

Николай Метнер – Полное собрание скрипичных сочинений
Никита Борисоглебский (скрипка), Екатерина Державина (фортепиано)
Profil Medien: PH17087. Запись 27-30 марта 2017 года
iTunesAmazon

 

Полное собрание скрипичных сочинений Метнера в исполнении Никиты Борисоглебского и Екатерины Державиной
Полное собрание скрипичных сочинений Метнера в исполнении Никиты Борисоглебского и Екатерины Державиной

Нынешний год продолжает радовать нас новыми записями музыки замечательного русского композитора Николая Карловича Метнера. Вслед за большим двухдисковым сборником его романсов (проект шотландского пианиста Яна Бернсайда) в апреле увидели свет еще два CD – на этот раз полное собрание скрипичных сочинений композитора.

Хотя Метнер и известен по большей части своей фортепианной музыкой, три скрипичные сонаты тоже занимают весьма значительное, если не центральное место в его наследии. Охватывающие весь творческий и жизненный путь Метнера – от начала карьеры в Москве до последних лет в Лондоне – они словно вобрали в себя все то лучшее, что есть в его музыке: и красивейший мелодизм (в отсутствии которого так любят упрекать композитора критики), и богатство ритмов (то, в чем даже критики Метнеру отдают должное), и мастерски выписанную полифоническую ткань (это в избытке присутствует у него уже в фортепианных миниатюрах – что уж говорить о вещах, где к фортепиано присоединяется второй инструмент!). Эти сонаты – такие непохожие друг на друга, и в то же время такие типичные для Метнера – были бы, пожалуй, лучшим ответом на вопрос о том, с каких вещей лучше всего начинать знакомство с его музыкой, уступая, быть может, лишь "сказкам".

И все же широкой публике скрипичные сонаты Метнера известны куда меньше, чем многие из четырнадцати сонат, написанных композитором для фортепиано. При этом не скажешь, что их мало играли раньше: эту музыку записывали в том числе и такие суперзвезды, как Олег Каган и Святослав Рихтер (исполнение Первой сонаты на "Декабрьских вечерах" в 1981 году), или Вадим Репин и Борис Березовский (студийная запись Третьей сонаты 1996 года).

Никита Борисоглебский и Екатерина Державина.<br/>Фото: Михаил Сазонов
Никита Борисоглебский и Екатерина Державина.
Фото: Михаил Сазонов

Авторов нового альбома тоже особо представлять не нужно, и, пожалуй, именно от этих музыкантов подобного релиза и можно было ждать более всего. Екатерина Державина – постоянная участница Метнер-фестивалей, переигравшая в своих программах и записавшая на диск огромное количество фортепианной музыки композитора. Никита Борисоглебский – молодой скрипач, также не раз выступавший с камерными вещами Метнера в Москве (вспомним исполнение Третьей сонаты с Б. Березовским в МЗК, а также сыгранную им первую скрипку в Фортепианном квинтете на одном из Метнер-фестивалей – в ансамбле с Е. Державиной, Г. Казазяном, А. Усовым и А. Рудиным).

Первая соната op. 21, законченная Метнером в 1910 году – самая короткая и самая доступная из всех. Уже названия трех ее частей как бы готовят слушателя к ее восприятию: открывает цикл красивейшая Canzona ("песня"), за ней следует скерцозная Danza ("танец") и, наконец, завершает сонату величественное Ditirambo ("дифирамб"). На диске эта замечательная вещь исполнена просто и со вкусом: все темпы – довольно усредненные, больших неожиданностей в интерпретации нет, однако же сыграно все с такой любовью и вниманием к деталям, что с самого начала музыка захватывает слушательское внимание и не отпускает его до самого конца (да и некогда отвлекаться – длится этот цикл всего 20 минут). Особенно обворожительно на диске звучит вторая часть, очень удачно расставленные акценты в которой как нельзя лучше подчеркивают грациозность и юмор этой музыки. В самом последнем пассаже у фортепиано на [5:42] можно услышать даже крохотное отклонение от текста – но насколько здорово и к месту оно придумано!

Вторая соната op. 44 – единственная мажорная и самая "напористая" из трех – была написана Метнером уже в эмиграции; большая часть работы над ней проходила в Германии. Именно эту сонату Метнер триумфально исполнял на своих первых – и, увы, последних – гастролях в СССР в 1927 году с Дмитрием Цыгановым (первой скрипкой Квартета им. Бетховена). Никита Борисоглебский и Екатерина Державина играют сонату в мечтательно-лирическом ключе, с тонко прочувствованными рубато и флуктуациями темпов, от которых музыка начинает "дышать", и вновь удачнее всего – вторая часть (на этот раз "Тема с вариациями"), с ее контрастами между певучим мелодизмом и столь типичной для Метнера ритмической колкостью.

Николай Метнер на почтовой карточке 1910 года – года окончания Первой скрипичной сонаты
Николай Метнер на почтовой карточке 1910 года – года окончания Первой скрипичной сонаты

"Метнер родился с сонатной формой" – эти слова Сергея Ивановича Танеева невольно приходят в голову всякий раз, когда слушаешь Третью, "эпическую" сонату op. 57. По мастерству и масштабности изложения сонатной формы в первой части этой вещи Метнер, пожалуй, среди русских композиторов имеет конкурента только в лице того же Танеева и его монументального Фортепианного квинтета; вторая же часть метнеровского шедевра – наверное, лучшее его скерцо. Есть множество причин, по которым этот четырехчастный цикл, написанный Метнером вскоре после переезда в Лондон, стоит в ряду самых значительных сочинений композитора, и в исполнении Никиты Борисоглебского и Екатерины Державиной они слышны как нельзя лучше. Замечательно подчеркнуты контрасты между главной и побочной партией в первой части, выпукло преподнесены остроты второй и певучесть третьей – и эта совсем не простая соната начинает слушаться на одном дыхании. Вновь много интересных деталей: то, например, как Державина ломает аккорды в начале первой и третьей частей, или как Борисоглебский делает то же самое в побочной партии первой части [12:48] – мелочи, но именно из таких мелочей и складываются по-настоящему цепляющие и запоминающиеся интерпретации редко звучащей музыки.

Завершают программу альбома два цикла скрипичных миниатюр. Первый, Три ноктюрна op. 16, написан Метнером парой лет ранее Первой сонаты. Второй, Две канцоны с танцами op. 43, создавался параллельно со Второй сонатой, но опять словно отсылает нас к Первой – она ведь, по сути, тоже "Канцона с танцем" (а также завершающим цикл "Дифирамбом").

Аккустически запись выполнена не слишком сухо, но и не чересчур объемно – в общем, для метнеровской фактуры в самый раз. Не обошлось, правда, без некоторого отодвигания рояля на второй план – а это уже для музыки Метнера не самая хорошая идея, ведь вслед за виолончельной сонатой Рахманинова композитор в своих циклах делает фортепианную партию настолько насыщенной и равноправной с "солистом", что в музыке очень многое начинает строиться вокруг тематических перекличек между двумя инструментами. Возвращаясь к Первой сонате, не можем не отметить, что звучности фортепиано явно не хватает в побочной партии репризы первой части [4:54] или в репризе третьей части [5:00], где скрипка играет всего лишь навсего аккомпанемент, но в этой записи звучит как ведущий инструмент. С другой стороны, даже при некотором недостатке выпуклости фортепианной партии в ней всегда можно расслышать каждую деталь и каждый подголосок – этого не было во многих записях прошлых лет и именно в случае сонат Метнера это делает впечатление от услышанной музыки еще сильнее.

Верно пишет в буклете к диску Екатерина Державина, что скрипичные сонаты Метнера – вещи практически "симфонического масштаба". И все же за этой внешней масштабностью скрываются самые настоящие жемчужины именно что камерной музыки, которой так мало у старших современников Метнера вроде Рахманинова и Скрябина, и которая так сильно выделяет творчество Николая Карловича на их фоне. Новый альбом, безусловно, подарит немало ярких открытий тем, кто с этими сокровищами русской музыки еще не знаком.

Михаил Дубов